ТС

***

Поскольку сейчас время ужастиков, давайте я вам расскажу о трех фильмах, которые не надо смотреть. Почему? Потому что, во-первых, вы ничего в них не поймете без специальной подготовки, а во-вторых, критиковать фантазии на тему национального эпоса неполиткорректно (а вы будете).

Итак.

«Поле в Англии» |2013| Режиссер: Бен Уитли (Великобритания). Очень средние века. Несколько дезертиров бегут от сражения через заросшее поле, питаясь исключительно грибами, поэтому лично я ни за что не отвечаю, если вас начнет тошнить на середине фильма от психоделических картинок. Но, похоже, это их какая-то местная британская легенда о встрече с Сатаной, поиске клада (именно на этом поле) и победе добра над злом. Фильм черно-белый (как и второй в этом посте), так что если и соберетесь страдать, то делайте это лишь из киноведчекого интереса.

«Ноябрь» |2017| Режиссер: Райнер Сарнет (Эстония, Нидерланды, Польша). Конец XIX века, бедное эстонское село (ну, естественно!). Доведенные до отчаяния крестьяне продают душу Сатане (опять!), чтобы тот оживлял им в помощь краттов — сделанных из подручных материалов существ (ну там вилы, косы, молотки и пр.). Вот на это реально стоит взглянуть -- надо ж было додуматься до создания таких кровожадных самоделкиных!

«Полено» |2000| Режиссер: Ян Шванкмайеа (Чехия, Великобритания и внезапно Япония). Ну, жесть! Жили-были старик со старухой, завели себе полено (типа Буратино, да). Полено принялось жрать не хуже эстонских краттов (см. выше). Пишут, что это сюрреалистическая экранизация чешской народной сказки «Чурбашка» (не путать с чебурашкой!). Вагон призов, восторженная критика, хотя, как по мне, этому зажравшемуся полену надо было просто вовремя дать по башке. Топором.

Желаю всем отчаявшимся приятного просмотра!




ТС

(no subject)

Зашла сейчас в ЖуЖу -- ой, чё деется! Лента убегает в бесконечность, как в ФБ, у текстов кривая выключка влево, кто когда что написал -- вообще теперь не понять... Эх!

Кто-нибудь знает, как бороться с этим их новым стилем? Я его не заказывала.
ТС

Цитата моего сегодня

"Передовые газет были ужасны - лживые, кровожадные, заносчивые. Весь мир за пределами Германии изображался дегенеративным, глупым, коварным. Выходило, что миру ничего другого не остается, как быть завоеванным Германией. Обе газеты, что я купил, были когда-то уважаемыми изданиями с хорошей репутацией. Теперь изменилось не только содержание. Изменился и стиль. Он стал совершенно невозможным.

Я принялся наблюдать за человеком, сидящим рядом со мной. Он ел, пил и с удовольствием поглощал содержание газет. Многие в пивной тоже читали газеты, и никто не проявлял ни малейших признаков отвращения. Это была их ежедневная духовная пища, привычная, как пиво".

Ремарк о нацистской Германии. "Ночь в Лиссабоне"
ТС

Цитата моего сегодня

"Ужасная вещь -- война, но гражданская война... И это еще ничего -- убить на расстоянии полумили; но когда приходится вонзать свою шпагу в тело человека, который умоляет вас о пощаде на вашем родном языке!.."

Проспер Мериме, "Хроника царствования Карла IX"
ТС

Почти тост

Восемь лет назад я написала в ЖЖ: "Мороз сравнялся с курсом евро". А давали тогда за 1 евро, как сейчас помню, 33 рубля.

Так вот. Не дай нам Бог нынче таких морозов, каков сейчас курс евро!

Аминь.
ТС

Цитата моего сегодня

ЖЖ всё больше и больше напоминает вымирающий улей, как его описывал Толстой:

«Нет больше того ровного и тихого звука, трепетанья труда, подобного звуку кипенья, а слышится нескладный, разрозненный шум беспорядка. <...>

Все запущено и загажено. Грабительницы - черные пчелы - шныряют быстро и украдисто по работам; свои пчелы, ссохшиеся, короткие, вялые, как будто старые, медленно бродят, никому не мешая, ничего не желая и потеряв сознание жизни.

Трутни, шершни, шмели, бабочки бестолково стучатся на лету о стенки улья.

Кое-где между вощинами с медом изредка слышится с разных сторон сердитое брюзжание; где-нибудь две пчелы, по старой привычке и памяти очищая гнездо улья, старательно, сверх сил, тащат прочь мертвую пчелу или шмеля, сами не зная, для чего они это делают.

В другом углу другие две старые пчелы лениво дерутся, или чистятся, или кормят одна другую, сами не зная, враждебно или дружелюбно они это делают.

В третьем месте толпа пчел, давя друг друга, нападает на какую-нибудь жертву и бьет и душит ее. И ослабевшая или убитая пчела медленно, легко, как пух, спадает сверху в кучу трупов».